tender is the night

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

tender is the night > registration.  19 февраля 2017 г. 16:53:55



Запись модерирует её автор — hаzеl.

registration.

hаzеl 19 февраля 2017 г. 16:53:55

I`m the one I should love in this world


|[ registration


­­Администрация слезно просит вас не выделять анкету курсивом и\или по центру и не загружать ее невероятными количествами gif.
­­Мы имеем полное право отказать, если анкета нас не устраивает, но с нами всегда можно договориться, переписав анкету или написав пробный пост.
­­Воздержитесь от полного копирования информации из канона или копирования чужого материала. Мы все равно поймем, найдем и наругаем.

Мы не требуем оформлять анкету в строгом соответствии с представленным шаблоном. Вы вольны изменять его, как вам угодно, оформлять анкету любым удобным вам способом. К анкете у администрации всего два требования: обязательно включить в нее пункты, представленные ниже, и сделать так, чтобы мы не уснули от скуки на середине. Постарайтесь показать нам живого человека. Вдохновения!

­­I. introduce your character

­­имя, фамилия. не забывайте о системе двойных имен.
­­возраст. профессия или ступень.
­­внешность. укажите имя модели на английском языке.

­­II. tell his story

В этом пункте у вас есть полная, тотальная свобода, которую, мы надеемся, вы используете с умом. Расскажите нам историю своего персонажа так, чтобы нам хотелось узнать его. На основе того, что прописано в каноне, вы должны в любой удобной вам форме донести до нас сущность вашего героя. Кто он? Чего хочет? Чем живет? Если мы этого не поймем, мы вас не примем.

­­III. introduce yourself

­­ваше имя.
­­день рождения.
­­связь с вами.


Категории: |[ organisation
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Вас приветствует администрация beon... 24 июня 2011 г. Jinкs в сообществе Техническая поддержка
Ув.Администрация beon.ru 23 сентября 2008 г. Dark Magician Girl в сообществе Техническая поддержка
Мои представления о любви, Рушаться... 25 марта 2009 г. ODOS в сообществе ** Клуб Писателей**
старый акк мяты 11 марта 2017 г. 17:58:39 постоянная ссылка ]
S L E E P­­ON­­M E,­­F E E L­­THE­­R H Y T H M­­IN­­MY­­C H E S T,­­J U S T­­B R E A T H E

«­­ДжЕйСоН­­(­­КЭМП­БЕЛЛ­­)­­РоУдС ­­»

jason­­ campbell ­­ rhodes

­­ ­­­­

the secrets you tell me I'll take to my grave­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ==== ­­ ­­ there's bones in my closet, but you hang stuff anyway

­­ ABOUT: 25 years old, rung III ­­ ``
RELATIVES: arabella rhodes (LOVELY WIFE), daisy rhodes (BEAUTIFUL CHILD), allison rhodes (DEAR SISTER) ­­ ``
FC: hunter parrish ­­ ``


« Свет есть везде, его нужно только увидеть » — говорят ортуисты, и говорит однажды Арабелла Джейсону, когда наклоняется с лёгкой и сердечной улыбкой и протягивает свою руку, спрашивает, что с ним случилось и предлагает помочь. Тогда парень еще не понимает, что солнце, осветляющее место его ночлега, и девушка перед ним, предлагающая ему помощь, — это и есть его Свет, подаренная ему Светом благодать. Для любого случайного прохожего и для него самого эта встреча в ту секунду кажется совершенно случайной, но девушка, протягивающая руку, точно знает, что в этом мире ничего не случайно. Это Свет привел её сюда, и Свет показал ей нуждающегося в помощи Джейсона Роудса. Совершенно потерянный тогда мальчишка проснулся на улице и не понимал, как же он там оказался. Голова жутко раскалывалась, а глаза болели от ослепляющих лучей яркого полуденного солнца. — Давай я помогу тебе. Где ты живешь? — услышал Джейс ласковый голос, чем-то напоминающий ему голос матери. Арабелла действительно напоминала ему мать. Мари привела его домой, словно заблудшего котенка и помогла ему прийти в себя. Она без умолку, с упоением говорила ему о Свете и Ортусе, и он ловил каждое её слово, потому что впервые за последние несколько месяцев кто-то показывал ему путь спасения. Арабелла сказала ему, что нужно только лишь увидеть свет, и Джейсон, кажется, понял, что увидел его в ней.

­­« Свет был с тобой всегда, просто ты не знал этого. Но теперь ты видишь Свет вокруг тебя, и ты увидишь его в своей истории » — говорит Арабелла, переплетая пальцы и мягко улыбаясь. И Джейсон пытается вспомнить историю своей жизни с первого момента, который запечатлелся в его памяти. Почему он никогда не замечал, что Свет всегда рядом? Почему он был так слеп? Почему Свет явился ему только сейчас? « Вспомни свою историю, расскажи её мне. Может, все так и должно быть, что ты обратился к Свету лишь сейчас? » — снова отвечает прекрасная мисс Джонсон, его благодать и любовь. Джейсон аккуратно наклоняется, чтобы лечь на пол, и его голова касается коленей девушки. Руки их все еще соединены, но теперь только левые, пальцами правой Мари иногда касается волос парня. А парень закрывает глаза и рассказывает ей свою историю.

[­­РАССКАЖИ ИСТОРИЮ ТАК, КАК БУДТО ТЫ НЕ ЕЁ ГЕРОЙ, А ЕЁ ПИСАТЕЛЬ­­]

­­ Между двумя детьми Дэниэла и Эбигейл Роудс всего один год разницы, но никто и никогда не верит этому факту. Кажется, что между ними огромная пропасть, ведь в детстве родители относились к ним совершенно по-разному. Даже несмотря на то, что Джейсон и Эллисон были очень близки, все же они близки больше как друзья детства, ежели как брат и сестра. Они как будто росли в параллельных мирах, ведь версии родителей, которые они знали, кардинально отличались друг от друга. Джейсон знал любящих родителей, он знал их невероятную заботу и верил в их сладкую любовь. Элли однажды сказала, что знает, каковы их родители на самом деле. Роудс-младший не поверил ей тогда, и предпочитал не верить сейчас. Он видел логическое объяснение разному отношению к двум детям в историях их рождения, и не более того. Джейс родился слишком рано и неожиданно. Слишком рано это было потому, что Эбигейл сообщила мужу о второй беременности уже спустя полгода после рождения первой дочери, а слишком неожиданно из-за того, что мальчик родился раньше положенного. Роды были достаточно тяжелыми для матери и ребенка, после рождения малыш нуждался в искусственной подаче кислорода и материнского молока, и первые годы жизни он был довольно слабым ребенком. Дэниэл и Эбигейл никогда не забывали о том, когда и при каких обстоятельствах родился их сын. Его слабое здоровье, пожалуй, было главной их проблемой, даже воспитание старшей дочки немного отошло на второй план. Эбигейл около восьми лет не выходила на работу, ей вечно приходилось заботиться о двух детях, особенно о постоянно болеющем Джейсоне, от сына она буквально не отходила ни на сантиметр, да еще и просила старшую дочку следить за ним. Самому Джейсону первое время больше не нравилось всегда быть слабее сверстников и подхватывать инфекции сразу же после того, как он выздоравливал, чем вечно бегать по врачам. Первые годы его жизни проходили в больницах и на оздоровительных курортах. Джейс отчетливо помнил вечные белые халаты вокруг даже спустя почти двадцать лет. Когда он болел, ему вызывали врачей, а когда был здоров, то сдавал все анализы, какие только мог, обследовался у врачей. Порой мальчику уделяли слишком много внимания, и если заботу о своем здоровье он воспринимал только позитивно, то немного маниакальное желание родителей всегда следить за тем, что он делает, его чуточку напрягало. Но, как бы там ни было, благодаря своевременному лечению и здоровому образу жизни в итоге Джейсон перестал так часто болеть к подростковому возрасту, начал заниматься спортом и даже догнал своих сверстников по физическому развитию и здоровью. В это же время также сильно изменился его характер. В младшей школе Джейсону часто приходилось терпеть насмешки своих одноклассников. К счастью, его обошла стороной типичная участь слабеньких ботаников а-ля козлов отпущения для детской энергии, груш для битья, вечно пребывающих то в шкафчиках, то в туалетах, то еще где-то в избитом и потрепанном виде. Над младшим Роудсом насмехались, друзей у него не было, но до жестоких детских шуток и издевательств почему-то не доходило (одна девочка как-то ему сказала, что он «ни рыба, ни мясо», а уж Элли пояснила, мол, Джейс и не ботаник, и не нормальный парень, а что-то среднее, эдакое тихое и вечно отсутствующее недоразумение). Впрочем, несмотря на то, что обо многих обидных шутках и насмешках Джейсон давно позабыл, в детстве он чувствовал себя из-за этого некомфортно. Но что уж поделаешь, когда ты вечно болеешь, во время уроков носишь очки, а твоя сестра, которая старше тебя всего лишь на год, как будто забрала у тебя почти всю твою мужественность. Да уж, любили сверстники Джейсона пошутить, мол, сестра его - гроза небес в юбке, а он - принцесса в штанах. Однако, как уже сказано выше, в подростковом возрасте все это изменилось. Джейс научился спорить и отстаивать свою точку зрения, стал веселым и менее замкнутым. Представлял он собой весьма добродушного парнишку, который и приятным словом вас порадует, и за друзей будет стоять горой. Детская капризность переросла в ослиное упрямство, привычка вечно потакать чужим интересам испарилась и пока что не возвращалась. У Джейсона наконец-то появились друзья: временные, не слишком надежные, но все же друзья. Он был рад уже тому, что круг его общения ограничивался не только его семьей. Конечно, он обожал своих родителей, ведь именно благодаря им он стал таким, каким он себе нравился. Конечно, Джейсон совершенно не понимал причины подозрительного к ним отношения у его старшей сестры Эллисон. Он также не понимал, почему она не могла их послушаться, когда речь зашла о выборе профессии. Джейсу было совершенно неясно, какие цели преследует Элли и почему она так часто спорит с родителями и зачем доказывает им, что ей нужно пойти на журналистику. Младший Роудс считал и считает эту профессию бесполезной. Элли все равно не пишет то, что ей хочется, а то, что они пишет, — это чересчур глупо и несет в себе никакого смысла. Джейсон долго пытался понять, что же так привлекает сестру в журналистике и почему она так стремится поступить на эту специальность. Он читал газеты и журналы, смотрел телевизор, но на долгое время его никогда не хватало. Все, что он видел - это короткие слова, сухие факты, штампованные выражения, не более того. В книгах все было не так. Даже научные статьи, которые он читал время от времени, и те были интересней, потому что они захватывали область того, чего Джейс еще не знал, а вот журналистские тексты казались ему слишком простыми и наивными. Да и будущего в них он не видел. Сам Джейсон хотел большего, он искал подходящую ему науку. Родители подсказали ему выбрать химический факультет, и он был тому очень рад. Джейсон очень долго пытался выбрать специальность, понять, что нравится ему больше. Наверное, если родители не помогли бы ему, он бы в раздумьях и пропустил бы время для подачи заявлений в колледжи. Более того, именно родители не давали ему опустить руки и забить на обучение в школе. Джейсон на самом-то деле был тем еще разгильдяем, его вечно норовило учебу пропустить или вообще ничего не делать. И не потому, что он чего-то не понимал, а, скорее, наоборот, было бы ему горе от ума без наставлений мамы и папы. Джейсон пренебрегал бы школой и дополнительными уроками, мол, и так все знает, так зачем ему больше заниматься. Но родители не только баловали и без того слегка обнаглевшего парнишку, но и ругали его и наказывали за учебу, так что Джейс просто не успел все испортить и смог поступить в университет. Он начал получить хорошие оценки и даже неплохо зарабатывать на всяких научных работах, которые он быстро научился писать за других студентов за деньги. Но учиться долго ему было таки не суждено. Всего одно событие резко перевернуло всю его жизнь. И, к сожалению, перевернуло в худшую сторону.

­­« Это был несчастный случай » — так сказали Джейсону Роудсу, но от этих слово ему не стало легче. Никто не сказал парню, что его родителей yбuлu, никто не рассказал ему, что их cMepть вовсе не была случайной, но даже если бы ему это и сказали, то ничего бы это не изменило. Джейс не хотел мириться со смертью родителей. Он очень сильно их любил, он уважал их за то, что они не давали ему расслабиться и пустить свою жизнь на ветер. Родители заботились о нем и пытались сделать из него кого-то стоящего. Наверное, не будь их рядом все это время, жизнь Джейсона могла бы стать банальной трагикомедией под названием «горе от ума». Благодаря им младший Роудс отлично учился и к чему-то стремился, он всегда хотел, чтобы родители им гордились. Без своей семьи он считал себя никем, пустым местом, зря поглощающим кислород. Джейсон ждал поддержки и понимания от сестры, но она отреагировала на cMepть их родителей так, как будто для неё это были чужие люди. Она даже говорила о каких-то статьях и их делах вместо того, чтобы вспомнить все хорошее, сделанное ими. Когда Эллисон сказала ему о том, что нашла на Роудсов, Джейс не хотел это слушать. Его родители были хорошими людьми. Они хотели слепить из него хорошего человека, они всё делали для него, а сестра говорит про них такие Mepзости, и делает это снова и снова. Они начинают постоянно ссориться, их ссоры случаются чуть ли не каждый день и часто по пустякам. Чтобы их забыть, Джейс снова выпuвает, как сразу после похорон. Aлкoгoль помогает ему забыть все, что было, выбрасывает за борт слова Элли, стирает его самого из настоящего. Он даже не замечает сразу, как быстро начинает беспробудно пumь. Университет, друзья, сестра — абсолютно всё незаметно пролетает мимо. Джей начинает пumь, и уже не останавливается. C aлкoгoлем он может реже вспоминать о гuбeлu своих родителей. Ему кажется, что он не может пережить это и продолжить жить дальше. В чем смысл? Когда он замечает, что уже и дня не может провести без aлкoгoля, то становится уже поздно. Самому ему уже сложно выползти из этой ямы даже с огромным желанием, и он ухватиться за любую соломинку, за чью-угодно протянутую руку.

­­« Некоторым людям суждено опуститься на самое днo, чтобы резко подняться наверх » — слышал Джейсон когда-то. Он опустился на самое дно, и именно там он увидел Свет. Арабелла подала ему руку, помогла встать и отвела домой. Она не сбежала, когда почувствовала в его квартирке множество оmвpamumeльных запахов, увидела огромное количество бутылок, кучу мусора и испорченный собакой пол. Джонсон привела его в чувства и помогла ему умыться, заставила убрать квартиру и пройтись с собакой. Она рассказала ему о Свете, и он готов был ей верить. Сейчас она спасла его. Благодаря ей он снова смог понять, ради чего стоит жить. Джейсон должен был взять себя в руки и начинать всё сначала. Он слушал всё, что говорила об Ортусе Арабелла, он слушался её. Если это приведет его к излечению души, то он готов идти за ней и делать всё для этого. Порвать отношения с сестрой? Хорошо. Джейсон готов, если это нужно. Все равно после смерти в его душе остался гадкий и неприятный осадок от слов сестры, так что не писать ей будет даже легче, ведь не придется выяснять отношения и рассказывать, что он нашел в Ортусе. Она сама должна понять и принять это. Через несколько лет Эллисон примет Свет, она придет к Джейсону, и тот будет счастлив. Он забудет как их многочисленные ссоры, так и то, что прекратил ей отвечать. Только лишь теперь он готов помочь ей идти по правильному пути, теперь он снова чувствует себя её семьей.

­­« Ты привела меня к Свету, и ты есть Свет для меня. Я люблю тебя, Арабелла, и я хочу, чтобы ты стала моей женой » — Джейсон не может оторвать взгляда от лучезарной улыбки девушки. Он становится перед ней на колени. Ему не нужно долго раздумывать и тянуть, чтобы разобраться в своих чувствах к ней. Арабелла рядом, и он точно уверен, что так и должно быть. Когда она ответила согласием, он был вне себя от счастья. Никогда еще он не чувствовал себя настолько целым, живым, как он чувствовал себя рядом со своей женой. В этой хрупкой на вид девушке таится так много жизненной силы, что Джейсону остается только поражаться ей. И, конечно, очень сильно её любить. Роудс ставит интересы своей жены выше своих, он ценит её больше себя. Может, именно поэтому он жутко боится признаться ей в том, что не смог окончательно избавиться от своей слабости. Джейсон хотел уже много раз сказать ей, что он не окончательно перестал пumь, но все время уходил от этого разговора. Как он может признаться, что иногда вместо того, чтобы заниматься благотворительность­ю, он срывается и выпuвает в каком-нибудь дешёвом мотеле? Это он, Джейсон, виноват в этом. Судьба дала ему невероятный шанс, а он не может использовать его на полную. Он знает, что люди в Ортусе могут помочь ему с зaBucuмocmью, но рассказать кому-то там, — это значит разочаровать не только жену, но и самого себя. Пока это все еще секрет, и он надеется однажды окончательно от него избавиться, навсегда перестать пumь. Роудс ненавидит себя за то, что вечно оттягивает этот момент, когда он действительно станет заниматься благотворительность­ю, но если он кому-то скажет... то пиши-пропало, да? Значит, он сдался и больше не может сам себя побороть? Значит, он действительно слабое ничтожество. Джейсу все кажется, что он может потерять свою семью. В нём еще живет глупый мальчишка со своими детскими страхами и мыслями. Он не задумывается, что Арабелла готова помочь ему снова, он думает, что отречется от него из-за его слабостей. Он спорит с ней из-за дочери, потому что боится потерять единственного любимого ребенка. Роудс готов сделать всё ради своей малышки Дэйзи, и сейчас он даже хочет поступиться принципами и лечить её современными способами. Не потому, что не верит в Свет, а, скорее, из-за жуткого страха. Когда-то ему самому помогала современная медицина, когда-то его спасали врачи в больницах. Когда-то родители отдавали все, чтобы спасти маленького Джейсона, так теперь Джейсон готов пойти на крайние меры, чтобы помочь своей дочери. Роудс слишком боится потерять жену и дочь, и из-за жуткого страха порой делает такие глупые вещи, что сам не может себя понять. Он словно натянул между любовью и страхом тонкий и непрочный канат, и теперь пытается аккуратно пройти по нему и не упасть.

­­`` страдает астигматизмом
`` немного умеет играть на пианино
`` есть кошечка мейс
`` обожает ягоды и сладкое, постоянно пьет травяной или зеленый
`` плохо готовит
­­`` любит настольные игры
`` много читает

­­
М Я Т А
Д Е В Я Т О Е­­И Ю Л Я
П О­­А Й П И­­М О Ж Е Т Е­­В Ы Ч И С Л И Т Ь


Прoкoммeнтировaть
amelia pоnd 11 марта 2017 г. 18:06:01 постоянная ссылка ]

> П ОА Й П ИМ О Ж Е Т ЕВ Ы Ч И С Л И Т Ь
вспомнила плохую шутку из прошлого



мне все нравится и от меня да
ждем Кристину)
Прoкoммeнтировaть
gilbert blythe 11 марта 2017 г. 21:02:39 постоянная ссылка ]

­­

AMBER SILVIA FORSYTH
twenty one — apostate
#emma watson


­­

don’t make me sad, don’t make me cry­­­­
­­­­sometimes love is not e n o u g h
and the road gets tough­­


­­­­— Ты видишь свет? Ты веришь в него?

­­­­­­— Нет.

­­­­— Во что ты веришь?

Эмбер повернула голову в сторону голоса, задавшего вопросы, однако ничего там не увидела. Девушка пыталась понять, где находится, но ее окружала непроглядная тьма. Она лежала.. или парила?.. или стояла? Пространство ощущалось так странно. Внезапно она начала падать. Минута, две, десять.. Страх разбиться исчез, она не видела ничего внизу кроме той же темноты, что и раньше. Сон? Явь? Ортус? Она все падала и падала, и внезапно это прекратилось, Эмбер оказалась на диване в чьей-то гостиной, а рядом с ней сидел мальчик лет семи.

— Где мы? — Девушка оглянулась. — Кто ты?

— Дома, — улыбнулся мальчик, оставив без внимания второй вопрос, и включил телевизор.

Кадры мелькали с удивительной быстротой, и Форсайт поначалу было трудно понять что они показывали, но затем она осознала, что это была проносящаяся перед глазами жизнь. Ее жизнь. Две башни, взрыв, отчаяние, надежда, любовь, потери.. Она словно по кругу переживала все это. Конечно, вы никогда не сможете этого увидеть или почувствовать, ведь это не ваша жизнь, поэтому я перескажу вам всё.

Я расскажу вам историю о жизнерадостной девочке Эмбер. Она всегда была такой. Беззаботная, счастливая, как и семья, в которой она родилась. Однако общее счастье было недолгим. Когда малышке было всего пять лет, ее папа улетел и больше никогда не вернулся. Те кадры с двумя башнями, они именно об этом. Мать впала в отчаяние, но девочка не могла разделить его, ведь она ничего не понимала. Слова 'cмepть' и 'потеря' для нее ничего не значили. Ей не было больно, просто грустно. Она грустила каждый вечер, когда папа не возвращался домой поиграть с ней, она грустила, когда слышала тихий плач мамы в ванной, она грустила, когда у нее спрашивали что-то о нем. Со временем грусть прошла, уступив место теплым, хоть и немногочисленным, воспоминаниям. К тому времени, как это случилось, мама нашла им новый дом. Видите кадры с полями? Двухэтажными домами? Садами? Да, именно эти, правильно. Это был их новый дом. Ортус. Эмбер считала людей, живших там, очень забавными. Они носили одежду с каким-то странным символом, слушали другую музыку, смотрели вообще непонятно что. Но она привыкла к ним. С первого дня они были очень добры к ней и ее маме, приняли их, избавили маму от боли. Эмбер была рада этому. Девочка быстро освоилась в поселении. Каждый день она слушала истории о Свете, лестнице и прекрасном будущем в золотом тысячелетии. Эта сказка стала для нее самой любимой (после Хроник Нарнии. она больше предпочитала страну Аслана, а не райский сад). Девочка росла, но люди не переставали рассказывать ей сказки. В школе над ней посмеивались из-за места, где она жила, и из-за сказок, в которые она верила. Но она в них не верила. Не до конца. Ей не нужен был свет и какие-то магические страны, ей не нужны были пути и лестницы. Она считала, что мир удивителен сам по себе, без всей этой сказочной мишуры. Эмбер видела все немного по-другому из-за своего дальтонизма, но это никак не отражалось отрицательно на девочке, а наоборот заставляло ее полюбить мир, обычный мир, еще больше. Ее удивляло то, как по-разному видели его разные люди, какой он на самом деле большой, сколько всего интересного таится за пределами поселения, где они жили. Но больше всего ее удивляло то, как ортуисты отказывались увидеть и принять эту красоту, как продолжали слепо верить во все рассказы. Она стала больше времени проводить с так называемыми 'чужими', отпрашивалась под предлогом домашней работы, просто чтобы быть подальше от всего.. этого. Конечно, она понимала, что они не хотели ничего плохого для нее и ее мамы, а делали все, чтобы им хорошо жилось и спалось, и вера во что-то была не сильно большой платой за все это. Однако для Эмбер это было тяжело. О, видите кадры с парнем? Вот эти, да, яркие? Это кадры первой любви. Его звали Джек? Джейк? Джейкоб! Точно, Джейкоб. Ну вот, они закончились. Но ничего страшного, не переживайте, мы еще увидим его. Дело в том, что Стефани, мама Эмбер, в отличие от дочки целиком и полностью посвятила себя Ортусу. Она слепо и беспрекословно верила, следовала всему. Женщина видела, как ее дочь все больше и больше отдалялась от движения, она боялась ее потерять. Миссис Форсайт всеми силами пыталась наставить Эмбер на путь истинный, вернуть девочку, но когда она узнала, что дочь встречается с чужим, то потеряла всякое терпение. В этих смазанных кадрах.. это ее избила мама, почти до полуcмepти. Форсайт тогда возненавидела ее всей душой (или думала, что возненавидела), она хотела убраться подальше от всего этого. Но не смогла из-за дурацких программы реабилитации и Перу. Я даже не буду вдаваться в подробности о том, что там было. Расскажу только, что в видениях. Вот они! Смотрите быстрее на экран! Бессмыслица, да? Но Эмбер что-то в них поняла.. или не поняла. В общем, несмотря на все старания матери и ортуистов, желание сбежать и жить нормльной жизнью у Эмбер не исчезло, а наоборот стало сильным как никогда раньше. Ох, вот и Джейкоб вернулся! Любовь к нему у девушки тоже не исчезла, поэтому она снова стала рисковать всем и продолжила встречаться с ним. Она так завидовала ему и его друзьям. Они могли делать, что хотят, могли ходить куда угодно когда угодно, могли смотреть глупые фильмы, слушать Эминема или Кэти Перри, могли верить во что захотят и жить как захотят. Они могли учиться, могли путешествовать, могли стать кем угодно. В то время как ее будущее не выходило за пределы забора поселения Ортуса. И Эмбер начала планировать свою жизнь, выбирала колледж, составляла список мест, где хочет побывать (желательно подальше от Перу), музыкантов, которых послушает и фильмов, которые обязательно посмотрит. Каждый день она с восторгом просыпалась и думала о том, что стала на день ближе к своей свободе. Однако все ее планы подкосило внезапное ухудшение здоровья мамы, и девушка решила отложить все это до лучших времен. Но она не потеряла надежду и продолжала просыпаться счастливой раз за разом.

Внезапно изображение на экране снова задергалось, и поток информации стал слишком быстрым. Джейкоб, ссоры, боль, разочарование, больница. Эмбер резко соскочила с дивана и посмотрела на обрамленное кудрями лицо мальчика. Девушка постояла так одно долгое мгновение, а затем двинулась в сторону полки с фотографиями позади дивана. На всех снимках она увидела себя, Джейкоба и ребенка, на каждом снимке разного.

— А..а.. ты..а.. — по щеке покатилась слеза, которую она быстрым движением смахнула.

— Адам? — Тихо улыбнулся мальчик. — Или Киллиан, или Оливер, или Шарлотта, — его голос стал девчачьим, а тело начало вытягиваться в росте, — может быть Лавиния, — волосы выпрямились и стали темными. Теперь перед Эмбер стояла девочка лет одиннадцати. — Возможно даже Джорджина, — мальчик.. девочка снова улыбнулась, — а это наш дом.

Эмбер начала отрицательно качать головой, да так сильно, что голова закружилась, и девушка едва не упала, но смогла удержаться на ногах благодаря дивану, стоящему позади нее.

— Нет, нет, это сон. Это все сон. Это. Этого нет.

— Конечно же это сон, глупенькая, — теперь с ней говорила девочка-подросток, — меня ведь нет. И никогда не было, — она грустно наклонила голову набок.

Внезапно комната исчезла, и осталось только белое пространство. Вокруг них начали крутиться изображения с моментами жизни Эмбер, которые только что показывал телевизор. Они словно находились в центре какой-то очень странной центрифуги.

— Я хочу проснуться.

­­­­— Еще не время. Ты веришь в свет?

­­­­­­— Нет.

­­­­— Во что ты веришь?

Мне пора продолжить историю, вы так не считаете? Те воспоминания.. Ну, в общем, Джейкоб не был образцовым парнем. Всеобъемлющей любви Эмбер ему было мало, девушке никак не удавалось держать его в узде и возле себя. Ему всегда нужно было больше и больше, он рвался на свободу, однако при этом сам не отпускал Эмбер. Все было очень сложно. Как и всегда в любви, в общем-то. Но затем случилось то, чего никто из них никак не ожидал. Эмбер забеременела. Юная, восемнадцатилетняя,­ испуганная (и к тому же живущая с ортуистами), девушка незамедлительно решила прервать беременность. Тогда она не задумывалась о том, что делает. Она просто это сделала. Затем, наконец, рассталась с Джейкобом.. и все. Через некоторое время она снова влюбилась. На этот раз внутри кyльтa. Забавно, не правда ли? Но Закари (новый предмет обожания Эмбер) не был обычным ортуистским парнем. Он был как Эмбер. Не верил в сказки, мечтал о большем. И в конце концов они поженились. Они вместе начали планировать свою жизнь, подальше от этих фанатиков и их дурацкого поселения. Мечтали о том, как откроют людям глаза на то, что нет никаких светов и золотых тысячелетий. Нет ничего этого. Есть только прекрасный мир, а все они глупцы, которые не принимают этого. И они ушли. Стали отступниками. Подписали бумаги и ушли. Вот так просто. Они нашли себе небольшую квартирку, рядом с которой была школа, в которой Эмбер собиралась завершить свое обучение. Зак решил выучиться на квалифицированного врача. Все шло хорошо, но спустя несколько недель Закари исчез, как это сделал когда-то папа Эмбер. Он просто ушел и не пришел обратно.

­­­­— Ты видишь свет? Ты веришь в него?

­­­­­­— Нет.

­­­­— Во что ты веришь?

­­­­­­— В жизнь.

Центрифуга жизни Эмбер перестала вращаться, все снова потемнело. Маленькая ручка взяла девушку за руку и ободряюще сжала ее.

ФОРСАЙТ ОТКРЫЛА ГЛАЗА


хесус пончиковус
было в декабре но мне не понравилось и я переместил на 18 мая
помолитесь и я прискачу <з


Прoкoммeнтировaть
hаzеl 11 марта 2017 г. 21:41:51 постоянная ссылка ]

I`m the one I should love in this world

дейл, все хорошо, вступай :з
и скинь мне анкету документом вк пожалуйста)
http://tothelight.b­eon.ru/0-23-guide-fo­r-the-newcomers.zhtm­l

понча, я ЗАЧИТАЛАСЬ твой анкетой, так что не смей мне заливать, что у тебя что-то не выходит там.
от меня да.
Прoкoммeнтировaть
amelia pоnd 12 марта 2017 г. 18:15:17 постоянная ссылка ]
Вступай, ссылка выше, а то я с тлф, прости ((
Прoкoммeнтировaть
petit prince. 13 марта 2017 г. 01:37:09 постоянная ссылка ]

MIMH

Внимание, сейчас вам предстоит очень нудный и неинтересный рассказ, полный воды и скупых цитаток.
Рекомендуется читать перед сном для тех, кто страдает бессонницей.
А так же, просьба запастись мягкими подушечками и будильничками, чтобы не проспать какое-то важное мероприятие.
И прошу прощения за глобальную задержку. Виновна.


music theme: peter gabriel — my body is a cage
­­­­­­­­­­
fc: milo ventimiglia

ДЖУЛИАН УОЛФОРД ––– JULIAN WOLFORD
30, 05.10; автомеханик; apostate


Едва ли кто-то станет называть мою жизнь клеткой. Однако, мне всегда казалось, что именно таковой она и является. Маленькая, неброская клетка, в которой заперта одна душа бушующего человека. Человека, который смирился. Еще не упал, но уже не видит смысла в борьбе. Но так было не всегда, отнюдь нет. Я знавал и горе, и радость. Какое-то время мне казалось, что я был счастлив, прежде чем очутиться на дне глубокой ямы, куда я выкинул себя добровольно. Ни слез, ни сожалений, ни криков. Безмолвная ярость и горькое осознание того, что прошлое нельзя вернуть. Но я бы попытался. Впрочем, мне бы хватало моей ямы. Маленького уголка посреди настоящего мира. Я больше не стану тянуться к свету. В этом столько же смысла, сколько и в попытке зависти машину без топлива.

I'm standing on a stage of fear and self-doubt
It's a hollow play but they'll clap anyway.

- Мам, мам, а когда вернется папа?
- Он не вернется, Джулиан. Он бросил нас и больше никогда не вернется.


Я был совсем мелким, когда отец бросил мать, а она была слишком подавлена, чтобы что-то мне объяснять. Знаю только, что по его уходу она избавилась от всех его вещей и фотографий, позаботившись о том, чтобы я никогда не узнал этого yблюдкa, который так обошелся с нами. Обошелся со мной. Обиды не было. Было непонимание. Но чем старше я становился, тем яснее начал осознавать что же побудило его к такому решению. Говоря откровенно, я бы поступил точно так же. Одно не укладывалось в моей чертовой голове: как он мог бросить своего сына? Некоторые годами пытаются завести детей, а этот человек…в общем, обвинять оказалось проще, чем держать обиду.
Жили мы не богато. Мать редко вела дом, а все ее время уходило на вязание. Вязала она в основном игрушки, покрывала, носки и свитера. Моя комната сплошь была увешана ее трудами сколько я себя помню. Поэтому уже с детских лет я привык всего добиваться сам: готовил сам, мыл посуду сам, прибирался сам. Ну ладно, последнее происходило крайне редко. Признаюсь, в пять лет мне точно было не до уборки дома. Но то, что я не применял эти навыки - не значит, что делать этого не умел, согласитесь. Мне нравилось пропадать на улице, гоняя мяч и настукивая в двери соседям, от чего мне нередко попадало, если настукивали именно меня. Но я неплохо бегал, мог отжаться больше всех. Дрыщиватый с виду паренек мог навалять другим мальчуганам, зарыпавшимся на него. Обычное такое поведение мне было непозволительно, как и остальным, но ведь это не значит, что выяснения отношений не было? Часто я встречался с Илэйн Мэнли – дочкой маминого приятеля. Но эта мелочь редко привлекала мое внимание. Разница в возрасте была года в три, и сам посудите, что девятилетке до пупса лет шести? Но помню, как мать взяла ей игрушки, а мне приходилось таскать их девчонке. Уже тогда мои приятели в шутку звали нас женихом и невестой. Предполагали ли они, насколько окажутся правы? Может они в это так искренне верили, что поспособствовали нашей судьбе?

Однажды поздним вечером моя жизнь, резко изменив направление, потекла по иному руслу. Матушка прокралась в мою комнату и затрясла меня за плечи, пробуждая от глубокого сна:
- Вставай, Джулиан. Поднимайся. Мы уходим, - решительно молвила она, одарив меня непередаваемым взглядом.
Вещей мы взяли не так много. Я оставил любимого сшитого ею песика, еще и не догадываясь, что больше никогда его не увижу. Я предполагал, что мы еще вернемся, хоть и никогда прежде не был за стенами культа. Но это был наш дом, мы не могли бежать надолго – так мне казалось. Но потом вы нашли какой-то разваливающийся трейлер…и мать объявила, что теперь мы будем жить здесь. Я не имел желания и смелости пререкаться с ней, хоть уже и скучал по своей кроватке и связанному ей одеяльцу. Никогда не забуду тот вечер, когда я лежал на пожеванной кем-то кровати и во все глаза глядел на матушку, не узнавая ее. Тогда я задавался вопросом: знал ли я что-то о ней на самом деле? Кроме того, что она шьет и вяжет, разумеется. Она никогда не рассказывала мне ни про отца, ни про своих родителей, ни про увлечения, детство, хоть какие-то воспоминания. Она никогда не упоминала о призраках прошлого, предпочитая «жить сегодняшним днем». Вся ее жизнь ограничивалась лишь спицами и клубком ниток. Кажется, ее это не очень заботило. В дальнейшем Конрад Менли не раз говорили мне, что прежде она была другой. Цветущей, улыбчивой девушкой, мечтавшей о большой семье, приближенной к Свету. Но это будет в недалеком будущем. Пока же, я не представлял чего следует ожидать от матери, да и от жизни в общем.
Так пролетело время. Мы оказались на улице в прямом смысле этого слова: трейлер протекал, да и запах там был не из приятных. Как и запах многих людей, с коими мне довелось познакомиться на воле. Помню мужика с обезображенным лицом, все время жадно взирающего на маму, но та казалось, не замечала ничего плохого в этом. Лишь мило улыбалась и слышала рассказы про то, как же хорошо жить «на зоне». Стоит ли быть благодарным этому мужику? Сначала он приносил нам объедки, потом научил воров…«незаметно выносить вещи из магазина».
- Этот малец еще даст фору всем грабителям в округе, - гордо рассказывал он женщине, а она лишь улыбалась в привычной манере и качала головой. Но я знал, что тут-то мысли у нас сходятся: это было совсем не то будущее, о котором мы мечтали, пусть и представляли его по-разному. Мужчина мне по-прежнему не нравился. Как и я ему, чего он и не скрывал, когда мы оставались наедине. А случаи такие бывали, когда маменьке не на кого было меня сплавить. Случались побои, крики, пинки. Соседу не нравилось все: от не вовремя доставленного пива до случайного взгляда. Матушка возвращалась такая уставшая, что ее не хватало даже на то, чтобы заподозрить неладное. Она ложилась на кровать и засыпала. Но однажды, я отомстил за все причиненные обиды. Спустя несколько лет мужик больно осмелел и, напившись, стал распускать руки. Женщина не сопротивлялась – ее состояние значительно ухудшалось и не замечать этого дальше оказалось просто невозможным. Не без полученных травм я постоял за маму, но ее взгляд я не забуду никогда. Она смотрела на меня, как на монстра. Монстра, который увечил единственного героя.

I'm living in an age whosе name I don't know.
Though the fear keeps me moving still my heart beats so slow.

- Что с ней? Она поправится?
- Ты должен быть сильным, Джулиан. Ради семьи. Ради Света.


Я не знал, что надломилось и изменилось в ней. Я никогда не видел ее такой прежде, как и она, видимо. Порой она глядела на меня во все глаза и повторяла одну единственную фразу:
- Кем же ты стал, Джулиан?
Если обнаруживалось, что я нахожусь где-то поблизости – матушка хватала то, что было рядом (как правило, этим чем-то оказывались вязальные спицы) и начинала мне угрожать. Я был мал и глуп, чтобы что-то понимать, и мне впрямь казалось, что я один виноват во всем происходящем. Я старался держаться от нее подальше, но бросить не мог – мне было страшно терять единственного родного человека, который у меня остался. Было страшно, что однажды я уйду и вернется сосед, завершить свои планы. Матушка тоже была против того, чтобы я пропадал из ее поля зрения надолго. Вдруг я совершу еще какой-нибудь проступок, за который ей будет стыдно. Я вновь забирался на кровать и сворачивался клубком, наблюдая за блеском спиц при свете луны и немигающим взглядом той, кто меня родила. Теперь ее вязальные навыки себя никак не проявляли. Она часами тратила нитки на непонятно что. Огрызки, которые она называла носками и теплым свитером для меня. Мне не хотелось думать о будущем, как будем справляться дальше? Самое главное было прокормить себя и ее. Я продолжал обчищать магазины, машины, продавал ценные вещички, которые крал, покупал еду. Клал ее к ногам матери, но близко подходить не решался, потому что она начинала громко кричать и вновь швыряться в меня всем, что попадалось под руку. Она не ела. Продолжала глядеть на меня и шептать заветные слова, ставшие своеобразной колыбелью на ночь. Затем она начала отвечать кому-то. Жутко было находиться с ней в одной комнате. С ней и еще чем-то. Куча ругательств разносились по трейлеру, но они не всегда были адресованы мне. Сначала, казалось, что ей мерещится отец, но имена всегда были разными. В последующие дни матушка боялась оставаться одна, но и со мной находиться ей было страшно. Я решил, что настало время вернуться. Никто не поможет, кроме семьи. Ведь у меня все еще был дом, верно?.. Больших трудов мне стоило привезти ее обратно. Я заявил, что ухожу, и это сработало. Она опасливо плелась следом, хотя каждый раз, когда я оборачивался, она делала вид, что просто гуляет, а не следует за мной. Дорогу до дома я помнил достаточно точно, потому что рвался туда всей душой. Мне хотелось вернуться в детство, в свою кроватку. Туда, где были друзья и знакомые. И они нас приняли. Я рассказал о происходящем с матушкой, умолчав о том, что было и что послужило этим сдвигам. Помню, как мне ответили, что выводы делать рано. Все ложь. Они знали правду. Знали, что не так. Они знали, что больше она прежней не станет. Однако, в ее состоянии заметны были улучшения. Она даже вновь начала улыбаться и кушать. Да, порой придавалась разговорам сама с собой в состоянии меланхолии, но мне казалось, что она идет на поправку. В дом нас переселили другой – тот оказался занят. Но это ничего, ведь жизнь постепенно возвращалась в прежнее русло. Я вновь гонял с мальчишками мяч. Они все спрашивали, что же произошло там, за воротами, но я находил уместным отмахиваться и не говорить многого. А потом я увидел ее. Девочку, которая прежде не вызывала у меня никаких похожих эмоций. Уже тогда я оказался влюблен в красавицу со сказочным именем Илэйн. Ее взгляд и улыбка способны были свести с ума ранимого мальчугана. Да настолько, что я нередко пропускал мяч. Или хуже того: он летел мне в голову, а то и в нос. Ребята считали это забавным – пробить мячом голову, когда я вот так глупо таращился и улыбался Илэйн Мэнли.
А затем все вновь понеслось по наклонной. Я даже не заметил, с чем это связанно. Проснулся непонятно от чего. Что-то не давало мне покоя и, как оказалось, это что-то – безумный взгляд матери. Она стояла у изголовья кровати и держала спицу над моим глазом. Я не сразу понял это, но происходящее мне уже не нравилось. Выпав с кровати, я ринулся к выходу, крича и прося о помощи. Очень удачно в гости зашел старый приятель матери мистер Мэнли. Он спас меня, благосклонно согласившись пустить меня в дом. Если прежде мне казалось, что не существовало дня хуже, чем тот, когда мать сочла меня монстром, я ошибся. Этот день имел полное право короноваться худшим. Надежду на хоть какое-то возможное будущее дарила лишь теплая рука Илэйн, держащая мою, пока все тело содрогалось рыданиями. Я пообещал, что больше не позволю себя такой слабости. Не при ней. Но если бы я знал, что это обещание выполнить мне не удастся, то и мысли бы подобной не допустил.

My body is a cage that keeps me from dancing with the one I love,
But my mind holds the key.

- И кто же была твоя избранница?
- Мне было восемнадцать, и нам обоим безумно хотелось жить…


Еще несколько лет пролетели как на одном дыхании. Я слонялся призраком по дому Мэнли, не решаясь попадаться на глаза семейству долгое время. Мне было неловко нарушать их покой, хотя они и приняли меня. Порой я заседал за книгами, погружаясь в них с головой, или пропадал на улицах. Мальчишечьи игры больше не доставляли радости, а стали обычной детской забавой. А детство, как ни горько это признавать, осталось позади. Я отдавался всему, чему только можно, лишь бы занять себя. Самым наипростейшим вариантом оказались тренировки и починка сломанных вещей. Позволяло занять мысли и пальцы, хоть и от первого не скроешься никуда. Я видел свою мать пару раз, но не решался к ней подойти, заговорить. Может, боялся. Но не ее, а ее реакции. Не хотелось вновь видеть этого взгляда, хоть я и сомневался, что она признает меня. Ей становилось хуже. Мистер Мэнли говорил, что она хочет видеть своего сына. Я не был готов к этому. Хотелось кидаться из крайности в крайность, лишь бы происходящее оказалось задавлено толикой насущного. Тогда я впервые напился. А Илэйн оказалось рядом и в этот раз. Я уловил ее загадочное свойство появляться везде, где она была так необходима. И я не уставал поражаться ее красоте. Глупо было отрицать, что то была любовь если не с первого, то со второго взгляда. Та самая юношеская любовь, что несет лишь боль и разочарования. Удивительно, но эта таковой не была. С Илэйн было легко и просто. Она понимала меня или пыталась понять. Одно не давало покоя – ее родитель. Мы начали встречаться. Поначалу тайно. Это добавляло некий азарт в наши отношения. Мы старались остаться наедине, сбегали на встречи друг с другом, живя под одной крышей. Порой пугал даже шорох, что уж говорить о взглядах соседей? Да, были ссоры, расставания, но то было отнюдь не навсегда. Я бы не позволил. Ведь сознанием я понимал, что не могу потерять единственного близкого человека. Не снова. Основная проблема заключалась в том, что мне надоело скрываться. Мы вели себя, как малые дети! Но при виде Конрада Мэнли, я забывал, о чем хотел бы с ним поговорить. Тогда решение пришло в голову само: необходимо было снять свое жилье. Почему нет? На тот момент мне уже исполнилось восемнадцать. Не сидеть же на шее у «папика» до старости? Но за год до этого я все же встретился с ней. Встретился, ради того, чтобы услышать три заветных слова:
- Я прощаю тебя.
Моему счастью не было придела до тех пор, пока она не вымолвила одно имя. Не мое. На этом разговор оборвался, потому что матушка больше не произнесла ни слова. Она уставилась в пустоту и просидела так, пока я не ушел. Именно в тот момент я решил все поменять, ведь моя жизнь по-прежнему оставалась моей. И, должен признаться, стремление к Свету было последней моей заботой. А если точнее, оно никогда не стояло на первом плане, в отличие от многих тех, кого я знал. Нет, Свет - это конечно, замечательно. Высшая ценность и так далее. Я хотел в него верить. И я действительно верил в него. Какое-то время.
Я собираю немногочисленные вещи и переезжаю. Пару недель мне понадобилась на то, чтобы собраться с духом и придти к мистеру Мэнли просить руки его дочери. Он в ярости выгнал меня из дому. Но даже это не послужило преградой. Я не мог позволить каким-то обстоятельствам и мнениям разлучить нас с той, кого я выбрал и видел единственной избранницей в дальнейшем будущем. Понадобилось время, чтобы доказать, что мои чувства - не глупая шутка, а самые серьезные намеренья. Тут уж мне помогло умение ждать, которое развилось с самого детства. И ожидания были оправданы – Конрад пригласил меня в дом и скрепя сердцем согласился на наше общее будущее, высказав, что могло бы быть и хуже. Однако, и это заявление не испортило такой день. Как и то, что встречаться нам придется еще года четыре, прежде чем он даст свое разрешение на свадьбу. Четыре года…какая чепуха!

Спустя пять лет мы сыграли свадьбу. Я вновь и вновь обращал взор на девушку, которую безумно любил, любовался ей. Я не знал, что этот брак принесет мне в будущем, но был уверен в нем. В ней. Еще одна клятва на свадебной церемонии: «Я обещаю сделать тебя самой счастливой женщиной на земле, чего бы мне это не стоило». Я не представлял, сколько это будет стоить, но одно знал точно – имея за плечами столь отвратительное прошлое...нельзя было допускать повторения. Я работал не покладая рук, даже выучил азы готовки, радуя жену новыми и новыми блюдами. Иногда выбирался с приятелями отдохнуть. В общем-то, наслаждался обычной жизнью. Что может пойти не так? Единственное, что не давало покоя – ребенок, которого мы не раз пытались завести. Но, ничего. Времени у нас хоть отбавляй…

I'm living in an age that calls darkness light
Though my language is dеаd still the shapes fill my head.

- ...а дальше что? Или это все? Свадьба. Счастливый конец? «И жили они долго и счастливо»?
- Не в этот раз.


В тот день, оставив за собой дом одного из приятелей, я обнаружил перед глазами мать. Она стояла и сладко улыбалась мне. Ужасающая улыбка становится лишь шире, когда она приближается, а я не смею пошевелиться от ужаса и желания очутиться ближе. А затем боль прознает все мое тело и я просыпаюсь в холодном поту и со слезами бессилия на глазах. Так начался очередной кошмар. Я понимал, что должен что-то делать, ведь жизнь постепенно катилась под откос, хотя ничего не предвещало беспокойства…так я себя успокаивал. А затем нелицеприятные образы, стоящие перед глазами: мужик со шрамами, крики матери, кровь, Свет, плачь не рожденного младенца, слезы Илэйн. Последнее казалось, было настоящим, но в этом я сомневался так же, как и в своем здравии. Может, сумасшествие матери и мне передалось? Нет, невозможно. Стараясь убеждать себя до последнего, что этого не могло случиться, я рассказываю обо всем своей жене, надеясь на понимание с ее стороны. Она всегда была рядом, всегда поддерживала. Но я видел страх в ее глазах, когда сообщал ей о происходящем. Разумеется, она все подозревала, ведь не редко могла застать меня разговаривающим с самим собой, забившимся в угол, вскрикивающим. Жалкое зрелище. Я срывался на ней, хотя новоиспеченная миссис Уолфорд этого не заслуживала. Но я не был готов отпустить ее, отвернуться. Моя жена оставалась моей единственной слабостью и моим связующим звеном с реальностью. Она ведь была реальной? Мне не могло мерещиться? Ей было тяжело, но я отказывался принимать это. Мне тяжелее. Она не понимала, каково мне. Разумная мысль пришла в ее прекрасную головушку: почему бы не отпустить меня развеяться? Мне необходимо было оказаться подальше отсюда и придти в норму, вздохнув свободно. Мне не хотелось оставлять Илэйн в общине одну, но уже на следующий день я мчался из этого места навстречу Перу. Туда, где мне должно было стать лучше, легче, свободнее. Я не собирался окунаться в женские ласки или напиваться до безумия, ведь это все давно не привлекало меня. Нет, я просто хотел ощутить себя на свободе. В другом месте.
Я не собираюсь рассказывать, что я там видел. Достаточно скоро я вернулся домой. Эффект оказался вовсе не таким, каким его ожидала женушка. Меня всего трясло и несколько ночей я не мог спать. Срывы происходили все чаще. Меня раздражало все, что делала Илэйн и все то, чего она не делала. Я начал понимать, как был слеп, и моя жена вовсе не была столь идеальна. Раздражали друзья, Свет, община. Раздражало, что я не был способен справиться со своими слабостями и необъяснимой яростью. Я вновь начал выпивать, хотя довольно скоро понял, что это не выход. Не решение проблем. И то, что мы не можем завести долгожданного ребенка…возможно, это была не ее вина. И не моя. Возможно, все дело в этом месте. Я осознал, что не желаю быть здесь. Каждый кусочек этой земли словно тяготил. Не оставляли и мерещащиеся образы, сводящие с ума. В довершение ко всему, я помнил пьянящее чувство свободы за стенами, пусть оно было и не долгим. Мне хотелось взять Илэйн и вытащить ее из этого проклятого места, но осознание того, что это ее мир, которому она принадлежала благосклонно, меня останавливало. И вот вам дилемма: с одной стороны она моя жена. Моя женщина. Но с другой…наши миры действительно отличались. И какой же я был глупец! Не замечал очевидных вещей, лежащих на поверхности! Ведь все давно сводилось к этому. Но это не повод. Не повод… Так же я думал, выезжая за стены общины. Мне было необходимо прикупить кое-какие детали для ремонта, а ждать очередной доставки я не мог. Не мог сидеть на месте вообще. Гиперактивность взяла вверх, и я сорвался места. Возвращению не суждено было случиться. Не знаю, что меня остановило в тот миг. Это останется таким же неразгаданным вопросом, как и все остальные в моей жизни. Я знаю, что ответ плавает где-то на поверхности, но не испытываю желания нырять и ловить его. Зачем? Так и не понял. Даже когда разворачивал машину прочь, спустя час топтания на месте. Никаких болей, сожалений. Я знал Илэйн, знал что она выкарабкается. А больше меня ничего не держало. Мать? Которая и имени моего уже не помнит? Свет? А может прежние приятели? Черта с два. Остановился в мотеле и уснул в изнеможении. Спал долго, мучимый кошмарами, но, не поверите, мне впервые в жизни удалось выспаться и ощутить себя собой. Ощутить, что то-то я делаю правильно. Именно то, что мне свойственно. Что ж, получается, мой удел сбегать? К черту. Все к черту. Тогда я осознал, как устал за всю прожитую жизнь, пытаясь жить для кого-то: сначала для больной матери, затем зачем-то для мистера Мэнли, Илэйн… Нет, это отнюдь не значило, что я разлюбил ее. Я собирался вернуться за женой, но не сейчас. Необходимость разобраться в себе и не угробить окружающих встали на первый план. Я ехал как можно дальше, ни разу не обернувшись назад. В одном из ближайших поселков снял квартиру, устроился автомехаником. Все оказалось проще, чем я думал. Никаких бумажек почти не требовали. Никого не заботило твое имя и род деятельности до этой жизни. У некоторых возникали вопросы из разряда «откуда, семья, прошлое», но откровенности ждать от меня точно не стоило. Я выбрался. Да и кошмары постепенно сходили на нет. Улыбка матери меркла, как и рожа того yблюдкa, как и звонкий плач младенца. Наконец, оказавшись в состоянии доехать до ближайшего интернет -салона, я выяснил, что глюки бывают от стрессов, лекарств и, самое страшное, генов. Не знаю, может, я действительно пошел психопатией в матушку, а быть может, это были вовсе не происки наследственности. Не знаю. Сейчас это уже неважно. Теперь я здоров. Нельзя быть уверенным наверняка, но сейчас-то я в порядке. Просто живу, продолжаю существовать, как и существовал до этого. И понимаю, что мне не хватает для полного спокойствия. Илэйн. Моей, черт возьми, жены. Я не могу вернуться. Не могу и не хочу, но дело не ограничивается одним желанием. Невидимый барьер удерживает меня от этого места.
Вечерами я не против выпить в местном баре. Знаете, под алкоголь оно как-то лучше размышляется о жизни. О том, что я хочу вернуть, что верну. Оно же помогает забыться. Брошенные взгляды в сторону отчего дома вряд ли кто-то замечает. Но даже если и так, то я не собираюсь отчитываться.

I'm living in an age that screams my name at night
But when I get to the doorway there's no one in sight.­­

SET­­MY­­SPIRIT­­FR­EE


Летти, Лета; Гранат, Гренни - как удобно.
Летом, в июне.
Лс всегда открыто, а больше-то вообщем и никак ;з
Прoкoммeнтировaть
amelia pоnd 13 марта 2017 г. 10:51:10 постоянная ссылка ]
ух я смогла все прочитать и мне понравилось) джулиан по полочкам и отношения с матерью хорошо расписаны
от меня да
правда напиши число
Летом, в июне.
Прoкoммeнтировaть
hаzеl 13 марта 2017 г. 16:25:12 постоянная ссылка ]

I`m the one I should love in this world

вступай :з
http://tothelight.b­eon.ru/0-23-guide-fo­r-the-newcomers.zhtm­l
и сбрось пожалуйста мне свою анкету вордовским документом со всеми выделениями
вот сюда: https://vk.com/wray­sford
O:-)­
Прoкoммeнтировaть
batrinco. 27 марта 2017 г. 22:47:08 постоянная ссылка ]

name: Shelley Emilia Brown
age: 23
rung: ii
­­
dianna agron

the neighbourhood - honest


II.

Она родилась в апреле, пока за окном догорал закат, а горизонт возбужденно розовел, затронутый мягкими лучами солнца. Это был спокойный и тихий вечер, а родившаяся девочка росла спокойным и тихим ребёнком.
Девочке дали короткое имя Шелли, напоминающее о шуме прибоя и ракушках, о нагретой гальке и криках чаек, потому что её мама всегда хотела путешествовать.
Шелли часто улыбалась и задавала непривычно мало вопросов. Скорее всего, это происходило, потому что её мать сама была юной девушкой и любила разговаривать без умолку, повествуя то об одном, то о другом, часто перескакивая с темы на тему. Её мама тоже часто улыбалась.
Шелли помнит её такой: молодой, свежей и верующей только во всё самое светлое. К тридцати годам её кожа всё ещё была гладкой, а глаза лучились добротой. Сколько себя помнит юная Браун, она всегда хотела быть похожей на неё.
Она забрала от матери цвет глаз, ямочки на щеках, ровный нос и вселенскую, всеобъемлющую доброту, которую нельзя было не заметить издалека.
Её мама умеpла, когда Шелли исполнилось шестнадцать, и сказать, что девочке пришлось тяжело - не сказать ничего. Ей сообщили, что женщина упала с обрыва. Смерть была мгновенной и такой глупой для её матери, что Браун до сих пор плохо верит в это.
Воспринимать Свет как цель, к которой нужно стремиться - легко, когда тебя совсем не тянет вниз, к могильному холоду и мокрой земле, когда в спину не дышит сама смерть. Когда твоя мама не смотрит на тебя во снах пустыми глазницами.
Шелли никогда не была трудным подростком, но стала молчать ещё больше с тех самых пор, как похоронила маму - настоящего друга и единственную родственницу, которую она знала лично. Мама часто рассказывала ей про свою семью, она любила родных и восхищалась ими, но сколько бы Шелли не пыталась узнать, почему тогда ещё юная девочка ушла из семьи, так и не добилась ответа. Из прошлой жизни у матери осталась коробка с фотографиями, плетёные браслеты и медальон, который та никогда не надевала.
Шелли убрала всё в самый дальний ящик, и не заглядывала туда уже семь лет.
Смешно звучит, но Браун была подростком, а сочувствующие взгляды и разговоры о том, что её мать попала в лучший мир, совсем не помогали справиться с подкрадывающейся апатией и нежеланием шевелиться в принципе. Шелли не выходила из дома несколько недель, и единственное, что буквально спасло её, - интернет. Она никогда не думала, что глупые форумы, соцсети или банальные сериалы могут так сильно кого-то увлечь. В своё время Браун упустила возможность смотреть и читать что-то жёстче, чем сказки и мультики, так что с обретением своеобразной свободы, о которой никогда не просила, начала вникать, почему всем сверстникам так сильно нравится сидеть в телефонах и компьютерах. Это затягивало.
На самом деле, не прошло и пары месяцев, а Шелли уже знала, кто такие гики и относила себя к одним из них. В школу стало ходить приятнее, когда оказалось, что у неё со сверстниками могут быть общие темы для разговоров. Интернет-друзья оказались просто находкой, потому что с ними не обязательно было общаться вживую, ведь Браун гораздо больше нравилось молчать.
Даже спустя годы, Шелли, несмотря ни на что, сумела сохранить всю доброту, которую когда-то передала ей мама. Ортус - родное для девушки место, дом, кров и семья, но Браун так и не решилась, какую именно роль культ играет в общем жизненном укладе. Она успела дойти до второй ступени, но до сих пор на ней и осталась, желая разобраться в том, нужно ли ей это вообще.
Делиться сомнениями - опасно, так что о размышлениях Шелли люди могли только догадываться. Шелли видела мир на картинках (господи, благослави интернет), и одно из её потаённых, сокровенных желаний - отправиться в длительное и, скорее всего, одинокое путешествие. Сверстники и даже взрослые часто говорили Браун, что она сама себе на уме и слишком странная, чтобы жить среди "нормальных", но Шелли всё ещё верит, что в этом мире есть место для каждого. Главное - его найти.
Браун живёт в полной гармонии с собой и своим внутренним миром и всеми силами пытается защитить себя от внешних воздействий на собственное душевное равновесие. Она знает, что за пределами культа, со всей суетой и вечной нервотрёпкой, у неё не останется времени на себя, так что даже не думает уходить или сбегать.
Пока ей комфортно на месте, Шелли вряд ли когда-нибудь с него сдвинется.

III.

катя
20.03
лс, vk.com/batrincos
Прoкoммeнтировaть
hаzеl 28 марта 2017 г. 11:10:06 постоянная ссылка ]

I`m the one I should love in this world

все хорошо, вступай :з
правда, прогоняй посты через ворд или внимательно проверяй сама, потому что есть пара опечаток\ошибок из-за банальной невнимательности типа лишних запятых или ненужных постфиксов у глаголов O:-)­
и анкетку мне вк вордовским документом со всеми выделениями, пожалуйста :з
Прoкoммeнтировaть
hаzеl 29 марта 2017 г. 20:57:26 постоянная ссылка ]

I`m the one I should love in this world

за кейси аффлека тебе отдельное человеческое спасибо :^)­
чудесная анкета, вступай!)
и анкетку мне вк вордовским документом со всеми выделениями, пожалуйста :з
Прoкoммeнтировaть
харпeр 29 марта 2017 г. 21:01:56 постоянная ссылка ]
спасибо))
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


tender is the night > registration.  19 февраля 2017 г. 16:53:55

читай на форуме:
nya
пройди тесты:
Какой ты смайлик ?
читай в дневниках:
№3
#5

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх